ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ДИДАКТИКИ


Дидактика, как об этом уже говорилось в предыдущем параграфе, представляет собой науку о преподавании и учении, поэтому «преподавание» и «учение» относятся к числу ее основных понятий. Оба эти понятия, а особенно «преподавание», связаны с другими понятиями, такими, как «обучение», «образование», «самообразование» и «воспитание». В целях более подробного, чем в предыдущих параграфах, определения содержания понятия «дидактика», а также более детального описания предмета и главных задач этой научной дисциплины дадим теперь определения перечисленных выше понятий. Начнем с понятия «учение».

Учение. Как раньше, так и сейчас это понятие истолковывалось дидактами и психологами неоднозначно. Об этом свидетельствуют его различные определения, как старые, так и новейшие. Так, Б. Наврочинский (1882— 1974), говоря об учении, имел в виду «приобретение как знаний, так и умений». Одновременно он указывал, что необходимым условием приобретения умений выступает активность самого учащегося субъекта, ибо учение, по его мнению, имеет место только тогда, когда мы деятельны; оно является не пассивным процессом восприятия, а, напротив, деятельностным процессом производства и преобразования чего-либо.

Об обучении как о «процессе, результатом которого являются знания и умения», писал и Стефан Балей (1885—1952). Он утверждал, что понимаемое таким образом учение часто отождествляется с упражнениями, что само по себе неверно, потому что «каждое упражнение может рассматриваться как определенная разновидность учения, но не каждую форму учения можно считать упражнением» [Baley S. S. 124].

Аналогичным образом определяют учение авторы советского учебника дидактики: «Учение — это работа по овладению знаниями, умениями и навыками» (Данилов М., Есипов Б. С. 8).

Американцы Е. Р. Хилгард и Д. Г. Марквис считают, что учение представляет собой «относительно устойчивое изменение возможностей реагирования, которое происходит в результате соответственно подкрепляемой тренировки» [Hilgard Е. R. etc. S. 525].

Авторами приведенных определений — за исключением последнего — учение рассматривается как процесс или деятельность. Думается, тем самым они подчеркивают тот факт, что учение не является одноразовым актом, оно представляет собой систему, совокупность связанных между собой и подчиненных общей цели действий. Можно также предположить, что их интересует не столько окказиональное учение, которое может носить форму однократных, относительно изолированных актов, сколько учение целенаправленное, планомерное, систематическое и институциональное. Планомерность и связанная с этим непрерывность, а также внутренняя согласованность отдельных действий представляют, таким образом, первый признак организованного учения.

Второй признак учения, понимаемого таким образом, связан с активностью учащегося. В развернутом виде этот признак отражен только в определении Б. Наврочинского, однако и другие авторы считают его очевидным. Это, в частности, следует из того, что они определяют учение как работу, как процесс или отождествляют его с соответствующим образом «подкрепляемой тренировкой», что само по себе предполагает активность учащегося.

Из приведенных определений, кроме того, следует, что учение направлено на достижение определенной цели, что оно является «процессом, направленным на результат» [Tomaszewski Т. S. 139]. Эту направленность, т. е. стремление учащегося к достижению ранее намеченной цели, можно принять в качестве следующего признака учения.

Авторы трех первых определений единодушны в том, что благодаря учению мы приобретаем «знания и умения» или «знания, умения и навыки», в то время как американские психологи считают таким результатом «изменение возможностей реагирования».

Это последнее определение неудовлетворительно, так как оно «…не требует, чтобы результатом учения были какие-то знания или умения, ведь каждое новое соединение образов или движений должно быть признано за выученное, даже если оно не расширяет знаний и не увеличивает умений данного лица» [Baley S. S. 125; Hebb D. О. S. 164—165].

Исходя из этого, говоря о результатах учения, мы будем иметь в виду приобретение учащимся субъектом (учеником) знаний, умений и навыков, достаточно устойчивым образом преобразующих сложившиеся к этому времени формы его поведения или формирующих у него новые. Именно так понимает учение В. Оконь, когда пишет, что оно представляет собой процесс, «в котором на основе познания, опыта и упражнения возникают новые формы поведения и деятельности или изменяются старые» [Okon W. 1970. S. 10]. Так же понимает учение и З. Влодарский, когда определяет его как «процесс, приводящий к изменениям в поведении личности, которые не зависят исключительно от функций его рецепторов и эффекторов, происходят на основе индивидуального опыта и если не отличаются прочностью, то всегда связаны с появлением новых элементов по сравнению с предшествовавшим поведением» [Budohoska W., Wlodarski Z. S. 16—17].

На основе сказанного в первом приближении можно считать, что учение представляет собой процесс приобретения учащимся субъектом определенных знаний, умений и навыков. При этом количественный и качественный результаты этого процесса зависят от многих факторов, среди которых важное место принадлежит мотивации и активности.

Предметом понимаемого таким образом учения является окружающая нас природная, социальная, техническая и культурная действительность. Человек познает определенные фрагменты этой действительности прямо или косвенно. В случае непосредственного познания он прежде всего полагается на собственные силы, а о конечных результатах его познавательной деятельности свидетельствует главным образом самостоятельное разрешение определенных проблем. В свою очередь, при косвенном познании он использует знания, которые накопило человечество и которыми он овладевает в процессе чтения, слушания лекций, участия в дискуссиях, репродуцирования и т. п. Такой путь познания действительности доминирует в работе учащихся, позволяя им за относительно короткое время овладеть основами знаний о мире, а также теми умениями и навыками, без которых было бы невозможно грамотное прямое познание мира, в частности на пути самостоятельной постановки, формулировки и разрешения доступных учащимся естественно-математических, социальных, технических и культурных проблем.

Обобщая, отметим, что учение детерминировано целью, содержанием и действиями, с помощью которых учащийся субъект приобретает определенные знания, умения и навыки; оно разворачивается в результате собственной активности субъекта, которую никто другой «за него» не проявит, носит главным образом процессуальный характер, может протекать в различных формах (труд, общественная деятельность, чтение, игра и т. п.), базируется на познании (прямом или косвенном) и индивидуальном опыте, вызывает перемены в поведении личности.

После этих пояснений можем дополнить приведенное выше определение учения. Под учением мы будем понимать целенаправленный процесс планомерного приобретения учащимся субъектом определенных знаний, умений и навыков, осуществляющийся в ходе непосредственного и опосредованного познания действительности. При этом мы полагаем, что процесс учения в значительной мере порождается сильной мотивацией, его же результат проявляется в росте имеющегося запаса знаний и умений, оказывающих влияние на взгляды, убеждения, поступки и общее развитие личности, словом, на ее поведение.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт