ДИДАКТИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ И СИСТЕМЫ АНТИЧНОСТИ


Общие тенденции дидактики в эпоху Античности

Эпоха Античности представляет собой особый исторический период, когда происходило формирование основ европейской культуры, в том числе и связанной со сферой образования. Чисто географически Древняя Греция и Рим занимали небольшую территорию, тем не менее они были очень разнородны, в том числе и по складывающимся культурным традициям. Поэтому необходимо рассмотреть те основные тенденции целенаправленной организации процесса воспитания и обучения подрастающего поколения, которые были наиболее характерны для данных географических территорий и формировались в рамках становления определенных политических структур — полисов, республик и других государственных объединений.

Образование в эпоху Античности в полисах Древней Греции и Древнем Риме занимало особое место в обществе и рассматривалось как неотъемлемая обязанность каждого свободного достойного гражданина. Запрет на его получение являлся одной из форм наказания для человека. Именно посредством образовательной системы происходило закрепление и поддержание существующих культурных, социальных и родовых традиций. Школы как основной тип учебного заведения и локальной образовательной среды имели свою полисную специфику и значительно отличались друг от друга особенностями организации учебного процесса. Однако форма и специфика организации самой образовательной работы были практически идентичными во всех учебных заведений данного исторического периода.

В истории Древней Греции наиболее значимыми были два государства-полиса — Спарта в Лаконии и Афины в Аттике. В каждом из этих городов сложились своеобразные воспитательно-образовательные системы, особенности которых во многом определили дальнейшее развитие педагогической культуры Западной цивилизации. Рассмотрим сходство и различия в организации учебного процесса в школах данных греческих полисов и Древнего Рима.

Образовательная система Спарты

Сущность образования для спартиатов определялась необходимостью подготовки членов военной общины со всеми вытекающими отсюда особенностями. Именно в Спарте считали, что в деле формирования человеческой личности огромную роль играет целенаправленное воспитание и обучение. При этом интересы государства ставились выше интересов личности и индивидуальной свободы гражданина, так как Спарта была полисом со строгими государственными традициями. Поэтому и вся система обучения истинных спартиатов носила «традиционный» характер и подчинялась строгому контролю со стороны старейшин — эфоров. Кроме этого, следует особо отметить, что система спартанского образования носила строго сословный (кастовый) характер и была связана со сложившимся четким разделением населения полиса на три социальные группы:

  • истинные спартиаты — господствующая группа полиса, выполнявшая управленческие и военные функции;
  • периэки (дословно — «живущие рядом») — смешанное население, которое сохраняло личную свободу, владело собственностью, обязано было нести воинскую повинность, но не имело политических прав;
  • илоты — основная масса порабощенного населения, подчиненная не отдельной личности, а государству («общественное рабство») и одновременно сохранявшая определенную хозяйственную самостоятельность.

Общественная жизнь в Спарте была полностью подчинена военным целям. Поэтому основное внимание уделялось военному обучению, которое носило ярко выраженный сословный характер и было связано лишь с одной социальной группой — истинных спартиатов; остальные сословия были лишены права на получение целенаправленной государственной подготовки. Основным типом образовательных учреждений в Спарте были школы-общежития — своеобразные молодежные коммуны, которые одновременно давали подрастающему поколению и воспитание и образование. Как отмечал в своем исследовании К. Шмидт, «все государство было единым воспитательным учреждением, в котором воспитание юношества составляло одну из важнейших задач».

Целенаправленное обучение подрастающего поколения начиналось в 7 лет, было довольно продолжительным и подразделялось на ряд этапов:

  • от 7 до 15 лет — воспитание и обучение в специальных детских отрядах или военизированных лагерях — илах и аггелах, в которых нередко находилось достаточно много воспитанников. Руководство илами и аггелами возлагалось на воспитателей — пай-дономов и их помощников. На этом возрастном этапе содержание образования ориентировалось на закалку и укрепление физической выносливости детей. Мальчиков и девочек обучали выполнению разнообразных физических упражнений, воспитанники осваивали навыки военного искусства, изучали элементарные основы чтения, письма и счета, обучались пению и танцам. Физическое воспитание в Спарте заключалось в освоении гимнастики и орхеистики. Гимнастика включала в себя бег, прыжки, плавание, метание, игры в мяч, охоту, верховую езду, единоборство и другие виды физических упражнений. Орхеистика — обучение военным танцам на основе пластичных и выразительных движений под музыку кифары и других музыкальных инструментов, имитировавших действия во время борьбы, а также хоровым упражнениям, изображавшим мистические обряды и религиозные ритуалы;
  • от 15 до 2 0 лет — юноши, посвященные в члены общины, получали некоторые гражданские права и становились эйренами, основные функции которых состояли в оказании помощи пайдономам в воспитании младших подростков. На этом же образовательном этапе юношей начинали знакомить с основами эстетического воспитания, а именно: обучали навыкам пения и музыки. Особое внимание уделялось также нравственному, патриотическому воспитанию. Продолжалось обучение различным видам военного искусства;
  • от 20 до 30 лет — эйрены продолжали военно-патриотическое обучение, постепенно становясь полноправными членами государства-полиса.

На всех этапах воспитания и приобщения к общественным законам дети обязаны были строго соблюдать все полисные законы, всячески проявляя свою покорность, послушание, подражание и беспримерное уважение к старшим. Каждый юноша видел в муже или старце своего учителя и второго отца и обязан был полностью ему подчиняться. Иностранцы нередко отмечали: «Только в Спарте приятно стариться!», «Другие греки только знают о приличии, одни спартанцы выполняют его!» По свидетельству Плутарха и сохранившимся произведениям этого периода мы можем судить о том, что в Спарте сущность образования заключалась не в обучении, а воспитании — и прежде всего нравственном и физическом. Поэтому в аггелах как своеобразных «школах послушания» учащихся упражняли «в искусстве повелевать и подчиняться», а предметам традиционного обучения уделяли минимум времени, только исходя из практических, жизненных и бытовых целей. Поэтому в образовательные программы входили спортивные упражнения и упражнения в военном искусстве, нравственные беседы.

Основной формой организации процесса обучения в аггелах и илах было коллективное выполнение всех указаний наставника и взрослых вообще. Вся система спартанского обучения строилась на основе непререкаемого авторитета пайдонома и его помощников. Именно наставник являлся в Спарте одновременно и представителем культа, власти, и учителем. При этом основным воспитательным средством считалось подражание старшим и повторение за ними всех упражнений и действий. Даже обучение «лаконичной» речи строилось на изучении так называемых «исторических анекдотов», в которых предлагались краткие истории из жизни выдающихся общественных деятелей и полководцев. Их высказывания и реплики заучивались юношами наизусть и использовались в подходящих жизненных ситуациях.

В качестве мотивации на обучение в системе спартанского образования выступал принцип соревновательности, или «агонистики» («агонами» назывались общественные состязания или испытания), в соответствии с которым юноши и девушки должны были демонстрировать свои лучшие качества, знания и умения, чтобы добиться результатов, более высоких, чем у их сверстников и друзей.

В целом можно сделать вывод, что в Спарте обучение велось в условиях полного подчинения учителю, взрослому, политическим и военным деятелям, государству и отсутствия у учеников собственного взгляда на окружающий мир и общество. Практически во многом повторялись особенности восточного образования, связанного с культом подчинения и повиновения, поэтому дидактические правила и принципы были достаточно консервативны, ритуалистичны и ориентированы лишь на элемент точного повторения за наставником тех знаний, умений и навыков, которыми владели сами педагоги, освоения лишь того образца, который давался учителем.

Именно данные особенности организации системы спартанского образования позволяют говорить о том, что этот греческий полис дал мировой педагогике особый образец военизированной концепции подготовки подрастающего поколения, которая, согласно версии А. Н.Джуринского, «на древе человеческой цивилизации… оказалась малоплодотворной ветвью». Тем не менее спартанская система военно-физического образования стала уникальным образцом для последующих дидактических разработок.

Афинская образовательная система

Система афинского образования была более гибкой и менее традиционной, чем спартанская. Положение Афин как крупного культурного, торгового, политического и административного центра диктовало совсем иные требования к воспитанию и обучению подрастающего поколения. Афинское население по своей социальной характеристике также было достаточно разнородно. Выделяют следующие группы:

  • эвпатриды — родовая знать или особая привилегированная группировка;
  • геоморы — мелкие и средние землевладельцы;
  • демиурги — ремесленники;
  • метеки — свободные люди, переселенцы из других греческих полисов, не имеющие политических прав и свобод;
  • рабы — политически и социально были абсолютно подчинены афинским гражданам.

В Афинах воспитание и обучение правящего сословия было подчинено идее всестороннего и гармоничного развития личности, которая заключалась в идеале каллокагатии (в переводе с греческого: 1) совершенный, прекрасный человек; 2) человек, удивляющий всех своими способностями). Разносторонне развитая личность предполагала гармоничное единство и сочетание интеллектуального, физического, нравственного и эстетического развития человека в соответствии с полисными традициями.

Образованность и воспитанность человека позволяли ему занять то социальное положение, которое он заслуживал в соответствии со своими способностями и возможностями. Целенаправленное обучение мальчиков начиналось в возрасте 7 лет. В Афинах не существовало системы государственного образования, поэтому все школы были частными и платными. Они были небольшими, и их роль в воспитании подрастающего поколения, как правило, начиталась очень значимой. На одного учителя — дидаскала — приходилось от 20 до 50 учеников.

Социальная оценка педагогического труда была очень невысокой. По своему статусу учителя приравнивались к мастеровым и ремесленникам, их труд оплачивался и ценился не очень высоко. Афинские учителя не принадлежали к жреческой касте. Это были странствующие певцы, обычные гости в домах афинской аристократии еще в гомеровскую эпоху. Каких-либо особых образовательных данных для открытия школы, которая приравнивалась к мастерской, не требовалось. Только жизненные случайности, горе или злоключения приводили свободного гражданина к дверям школы в качестве учителя.

В учебном заведении занимались одновременно дети различных возрастов, каждому из которых учитель давал индивидуальные задания и контролировал их выполнение. Оборудование помещений первых школ было очень простым — кресло со спинкой для учителя и деревянные табуретки для учеников, столы отсутствовали, жесткие дощечки для письма лежали прямо на коленях.

Однако наиболее состоятельные учителя могли украсить свою школу изображениями муз, которые являлись «досточтимыми богинями» образования, или театральными масками.

Первоначальное образование мальчики получали в так называемых мусических школах, которые, по свидетельству историков, подразделялись на школу грамматиста и школу кифариста.

В обязанности грамматиста, или дидаскала, входило обучение детей элементарным навыкам письма, чтения, счета. Письму юные ученики обучались на восковых табличках — церах, на которых писали острым концом железной или костяной палочки (стило). После того как мальчик осваивал умение точно копировать образцы письма учителя, дощечка и стило заменялись на папирус и тростниковое перо, упражнялись дети в многочисленных прописях. Обучение письму было очень утомительным и, по свидетельству Платона, продолжалось около трех лет. Дионисий Галикарнасский отмечал: «Обучаясь грамматике, мы запоминаем сперва названия букв, потом их форму и начертание; далее идут слоги, слова, части речи и их изменения, как, например, склонение, число, словопроизведение, ударение, положение слова в речи. После этого мы уже начинаем читать и писать, сперва по складам и медленно, пока не приобретается должный навык, а потом слитно и сообразно течению мысли. Когда ученик умеет читать, он приступает к упражнениям в изящном чтении, соблюдая долготу и краткость слогов, ударение, повышение и понижение голоса, с сохранением мелодии и ритма, выразительно».

После обучения письму начиналось обучение чтению, происходившее на лучших образцах литературного творчества того периода. Наиболее часто для чтения и заучивания наизусть использовались басни Эзопа, поэмы Гомера, стихи Гесиода и Солона, Эсхила и Софокла, отрывки из знаменитых трагедий и комедий, гномусы (короткие сентенции дидактического, поучительного характера). Работали также с культурными текстами — мифами, поэмами, гимнами и т.д. Все это говорит о том, что в качестве учебных пособий использовался неспециализированный материал, не приспособленный специально для учебных целей.

В качестве основных дидактических приемов для обучения чтению обычно использовались мнемонические — повторение за учителем прочитанного отрывка каждым учеником или хором. Обучение арифметике было менее утомительно, так как афинские учителя в основном использовали наглядные методы, применяя для освоения счета окружающие предметы, дидактические пособия, счетную доску (абака).

После освоения программы грамматической школы или одновременно с ней мальчики начинали посещать школу кифариста, где основное внимание уделялось музыкальному образованию. Музыка занимала важное место в системе греческого воспитания.

Учеников обучали игре на самых распространенных музыкальных инструментах — лире, кифаре, флейте, цитре, пению под аккомпанемент лиры и в хоре. Обучение музыке, по мнению греческих мыслителей, способствовало сохранению и приумножению полисных традиций. Обучение детей пению приучало также к слаженности действий со своими товарищами, так как в Афинах нередко проходили праздничные хоровые выступления учеников и даже состязания между школами.

После окончания мусической школы или одновременно с ней в возрасте около 12 лет мальчики приступали к занятиям в гимнастических школах — палестрах, где проходило общее физическое воспитание и элементарная военная подготовка учеников. Спортивные упражнения и военная подготовка в палестрах проводились под тщательным контролем государства посредством специально назначаемых руководителей — педотрибов. На них возлагались обязанности надзора за исполнением государственных правил и законов при обучении гимнастике.

Первоначально палестра представляла собой отгороженную и открытую площадку, на которой позже стали располагаться различные спортивные сооружения, постройки со специальными помещениями. Курс обучения подразделялся на три возраста и продолжался до 16 лет. Основным содержанием образовательной работы в палестрах были состязания в борьбе, беге, прыжках, метании диска и копья. Кроме легкой атлетики ученики обучались также танцам, плаванию и верховой езде или управлению колесницами.

После окончания обучения в палестрах юноши из знатных афинских семей имели возможность продолжить свое образование в университете, посещая какого-либо известного софиста, ритора или философа, который знакомил учеников со своими научными идеями и философскими концепциями. Именно софисты стали первыми платными учителями в Афинах.

Софисты еще не создавали школ в нашем современном понимании, а использовали метод, близкий к архаическому, — групповое обучение. Они собирали вокруг себя группу юношей, которых обучали тем знаниям, умениям и навыкам, которыми владели сами. Для того чтобы привлечь к себе большее количество учеников, они шли на многочисленные уловки — странствовали из города в город, рекламируя свою деятельность, прибегали к публичным выступлениям на агорах, в святилищах и т.д. Так, например, сохранились данные о том, что софисты устраивали публичные лекции в Олимпии во время проходивших там всегреческих спортивных состязаний.

Сама система обучения, в первую очередь риторике и философии, была не слишком формальна: учителя давали учащимся лишь самые общие предписания и быстро переходили к практическим упражнениям. Учителя, как правило, предлагали ученикам образцы для подражания собственного сочинения — показательные речи, выступления различной тематики (поэтической, политической, моральной, утилитарной). Нередко эти речи-образцы не только произносились, но и записывались учениками для последующего изучения и самостоятельного анализа; учителя использовали также поучительные объяснения прочитанного и упражнения в изложении, повторении рассказов.

Кроме этого, огромной популярностью пользовались знаменитые афинские гимнасии — государственные философские школы, среди которых особенно выделялись стоическая (основатель Зенон) и эпикурейская (основатель Эпикур). Наиболее известными гимнасиями в Афинах были Академия Платона, Ликей Аристотеля и Киносарг Антисфена. В каждом из этих учебных заведений существовал свой собственный стиль работы с учениками, который определялся характерными особенностями самого философа. Так, Аристотель беседовал с учениками, прогуливаясь по парку (в переводе с греческого перипата — прогулка, поэтому последователей Аристотеля нередко называли перипатетиками). Платон был любителем спокойного обсуждения философских проблем, которое происходило недалеко от бассейна, начиналось и заканчивалось под звуки водяного будильника, специально сконструированного философом.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что в Афинах обучение строилось на основе точного и последовательного освоения программы обучения, включавшей грамматику, диалектику, риторику, арифметику, музыку, гимнастику и т.д., с учетом усовершенствованной дидактической системы, связанной с использованием архаических методов группового и индивидуального обучения при полном подчинении учеников учителю и отсутствии их самостоятельности и активности при освоении предлагаемого учебного материала. Именно в афинских школах произошло своеобразное разделение изучаемого материала на отдельные предметы в зависимости от специальности учителя — кифариста, грамматиста, гимнаста или философа. Однако дифференциация предметов была еще не закончена и приобрела свою специфику в сочетании тривиума и квадриума (семь свободных искусств) только в римской образовательной системе.

Кроме этого, уже в эпоху Античности в афинской образовательной системе произошла трансформация основного принципа традиционной культуры — «калькированного» образования, направленного на сохранение и упрочение социальных традиций и ритуалов. Одновременно школа стала рассматриваться как своеобразное буферное пространство между личностью и культурой, в котором происходит активное освоение существующих норм и правил поведения в наиболее приемлемых для детей вариантах и формах взаимодействия учителя и учеников.

Система образования Древнего Рима

В Риме, который во многом заимствовал традиции греческой культуры, уровень начального образования также был очень низок. Состоятельные граждане старались не отдавать своих детей в элементарные школы, а воспитывали и обучали дома, затем дети сразу поступали в грамматическую школу. Остальные римляне посылали детей на форумы, которые были местом общественных сборищ римлян. Там располагались элементарные школы, которые получили название ludi (от лат. ludus — игра, спорт или уклонение от работы) или тривиальные (от лат. truvium — перекресток), за то, что располагались прямо на улицах, перекрестках дорог, в лавках, в мастерских ремесленников.

Это были всесословные школы, посещать которые имели право и мальчики и девочки с семилетнего возраста. Обучение в тривиальных школах было непродолжительным — около двух лет. В этих учебных заведениях дети осваивали простейшие навыки чтения, письма, счета. Преподавание носило индивидуальный характер, широко использовались как поощрения, так и физические наказания учеников.

Грамматическая школа в Риме была частным учебным учреждением повышенного типа, куда поступали дети в возрасте 12 — 16 лет. Преподаватели грамматических школ по своим знаниям, влиянию и материальному положению стояли выше учителей начальных школ и даже вошли в историю литературы и родственных с ней наук. В III в. до н. э. это Ливий Андроник, в III — II вв. до н. э. — Квинт Энний, в I в. до н.э. — Люций Стилон и Марк Варрон.

Программы обучения в грамматических школах включали такие предметы, как латынь и греческий язык, основы римского права, грамматика, риторика. Обучение в этих учебных заведениях было индивидуальным, хотя некоторые источники указывают на попытки распределения учеников на отдельные группы — прообразы классов. В отличие от аналогичных греческих школ в школах Рима из образовательных программ были исключены все «изящные науки»: музыка, пение, танцы, спорт, так как считалось, что эти предметы «побуждают больше мечтать, нежели действовать». Это было связано с чисто прагматическим идеалом воспитания и образования в Древнем Риме, который опирался на понятие пользы, так как получение образования использовалось для того, чтобы обеспечить себе удачную военную или политическую карьеру, активное участие в общественной и государственной жизни.

В связи с подобным характером воспитательно-образовательной системы в Римской империи в начале нашей эры был сформирован устойчивый школьный канон, определивший содержание образования, формы и методы его организации. Школьные предметы представляли собой свободные искусства, которые сле довало отличать от «механических искусств», подготавливавших к ремесленной деятельности и не признававшихся римской знатью. Первоначально в эту схему Марк Варрон включил девять дисциплин: риторику, диалектику, грамматику, арифметику, геометрию, астрономию, музыку, а также медицину (тесным образом связанную с гимнастикой) и архитектуру (сказалось стремление развить эстетику быта). Однако позднее эта схема была сокращена, а школьный курс семи свободных искусств стал двухчастным и подразделялся на тривиум и квадриум. В тривиум входили такие науки, как риторика, диалектика, грамматика, а в квадриум — арифметика, геометрия, астрономия и музыка. Данная структура была предложена известным римским ученым и философом Боэцием и стала канонической.

Практическая направленность римской образовательной системы привела также к созданию риторских (ораторских) школ по образцу греческих. Эти учебные заведения вели целенаправленную подготовку общественных деятелей, политиков, ораторов. Учителя в риторских школах, как правило, были состоятельными людьми, которые играли значительную роль в политике, иногда занимая высокие государственные посты. Наиболее известным создателем государственных школ ораторов был Марк Фабий Квинтиллиан, открывший одно из самых популярных учебных заведений в Риме.

Программы обучения в риторских школах были достаточно обширны и включали такие дисциплины: основы ораторского искусства, греческая и римская литература, основы математики и геометрии, астрономия, юриспруденция, философия. Особое внимание уделялось внешним эффектам публичного выступления, его форме, а не содержанию. Считалось необходимым постоянно совершенствовать свои умения в выступлениях перед публикой, навыки подражания лучшим образцам, накапливать необходимый практический опыт.

Практическая направленность системы римского обучения привела также к тому, что, для того чтобы сберечь время, отводимое на образовательный процесс, и оптимизировать саму учебную деятельность, именно римские педагоги поставили вопрос о создании первых учебников и кратких руководств к преподаванию. В качестве подобных пособий выступали авторские философские и риторские трактаты, посвященные проблемам ораторского искусства, нравоучению, правоведению, военному делу, сельскому хозяйству, медицине и другим научным направлениям, получившим развитие в римской культуре. Одновременно в этот исторический период были предприняты попытки составления первых энциклопедий, которые должны были представлять собой своеобразный свод сведений об искусствах и науках. Таким образом, тенденция облегчения и совершенствования процесса обучения привела к необходимости создания учебной литературы в помощь как самим педагогам, так и учащимся.

Для детей высшей римской знати — нобилитета — в Риме существовали также своеобразные образовательные центры — коллегии юношества, которые были созданы для целенаправленного формирования римской правящей элиты. На последнем этапе своего обучения юноши совершали путешествия в основные центры эллинистической культуры и просвещения — в Афины, Пергам, Александрию. Для организации военной подготовки молодежи в Риме существовали военные формирования — легионы и школы всадников.

В целом воспитательно-образовательная система Древнего Рима полностью соответствовала политическому устройству империи и отвечала социальному заказу общества с разраставшейся бюрократической государственной сферой. По своей дидактической направленности она во многом была сориентирована на имевшиеся образцы греческого обучения и лишь усовершенствовала их, обращаясь в первую очередь к социальной значимости получаемых знаний, умений и навыков. Поэтому необходимо было преподавать учебные дисциплины исходя из их практической жизненной ценности.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в эпоху Античности дидактические традиции были очень несовершенны и связаны с «калькированным» повторением того материала, который предлагался собственно учителями. Особой самостоятельности и активности ученики практически не проявляли, отсутствовала сама направленность на развитие этих качеств у учащихся. Считалось, что процесс обучения закладывает лишь основы развития личности, которые затем могут быть реализованы в деятельности уже взрослого человека.

Дидактические теории эпохи Античности

Значительный вклад в развитие дидактики внесли известные греческие философы, которые в соответствии со своими философскими концепциями предлагали и особые способы обучения подрастающего поколения.

Пифагор (род. в 570 г. до н.э.)

Пифагор (род. в 570 г. до н.э.) имел огромное влияние на систему греческого обучения благодаря созданному им «пифагорейскому союзу», или «братству», которое представляло собой своеобразное закрытое тайное общество, выполнявшее в том числе и педагогические функции. Основанная Пифагором школа, по мысли ее создателя, должна была строить свою деятельность на гармонии мышления, чувств и желаний и представлять собой большое семейство со строгим распорядком жизни. Для своих учеников и последователей Пифагор использовал «акроаматический» способ общения и научения, который определялся строгим распорядком жизни школы и полным подчинением своему руководителю и одновременно наставнику. Ученики молча слушали его поучения, воздерживаясь от каких-либо вопросов или комментариев. Как правило, все эти поучения были изложены в форме изречений (афоризмов), которые ученики должны были понять, усвоить и использовать в реальной жизни.

Рассматривая содержательную сторону образования, Пифагор выбирал для обучения те предметы, которые были связаны с понятиями меры, гармонии и которые можно было изложить в виде различных чисел, формул, знаков. Вообще все формы и меры вещей были сведены к цифрам и их символическому значению, что способствовало порядку и дисциплине как в учении, так и в бытовой жизни. В связи с этим огромное воспитательное и образовательное значение, по мнению Пифагора, имели такие учебные предметы, как музыка, математика, геометрия, медицина и философия. Именно они и составляли своеобразную программу «пифагорейского братства».

Для гармонизации жизни своих учеников и последователей Пифагор в своем союзе ввел жесткий распорядок дня — режим, которому должны были подчиняться все члены сообщества. Взаимное обучение и общежитие настраивали учеников на строгое подчинение своему учителю и следование его образцу как в мыслях, так и в поступках и делах. Подобную систему обучения пытались использовать многие последователи и ученики Пифагора, но не всем это удавалось, так как не все имели такой статус и пользовались таким авторитетом, как Пифагор. Поэтому вскоре после его смерти союз практически распался и система обучения стала основой для деятельности закрытых обществ (монастырских общин), нищенствующих христианских орденов в эпоху Средневековья, элитарных закрытых учебных заведений других исторических периодов.

Совершенно иной была воспитательная и дидактическая концепция другого известного философа этого периода — Сократа (470/69-399 гг. до н.э.). Он сформировал более свободный метод обучения, ориентирующийся не на подчинение, а на самостоятельный поиск истины в беседе и общении с учителем. Этот метод получил название «эвристическая, или сократовская, беседа».

Для того чтобы развивать внутреннюю природу личности, Сократ предложил путь постоянного образования, воспитания и развития. Признавая наличие у детей определенных природных способностей, он считал необходимым развивать их на пользу как самим ученикам, так и всему обществу.

Каждый свободный гражданин должен был пройти две образовательные ступени:

  • основную — изучение основ этики и поведения в соответствии с общественными законами;
  • дополнительную — изучение специальных жизненно-практических вопросов, необходимых для реализации себя в профессиональной деятельности.

Для повышения эффективности всей образовательной работы Сократ предложил строить педагогический процесс на полной добровольности как со стороны воспитанника, так и воспитателя — ребенок должен понимать, «что для него полезно… что он может и чего не может». При этом педагогическая деятельность рассматривалась Сократом по аналогии с повивальным искусством — майевтикой. Как искусство родовспоможения позволяет родиться на свет человеку, так и майевтика в форме свободной дискуссии, обсуждения насущных проблем позволяет рождаться истине, которую выводят сами ученики. Мастерство учителя, помогающее воспитаннику познавать окружающий мир, Сократ сравнивал со вторым рождением ребенка.

Особенность проведения подобного спора состояла в постановке учителем продуманных и логически выверенных вопросов, отвечая на которые ученик приходит к подлинной истине. Сократом была предложена определенная логика подобных диалогов, которая заключалась в последовательном обсуждении избранной темы.

При этом выделялись следующие ступени диалога:

  • ирония — первая часть беседы, которая заключалась в том, чтобы ученик осознал и увидел проблему, увлекся ее изучением. Этот этап, по выражению Сократа, был аналогичен действию слабительного, но не на желудок, а на разум и чувства, отрицал расхожие догмы и подвергал сомнению обыденные представления;
  • собственно майевтика — вторая часть беседы, т. е. признание тех положений, которые являются подлинно истинными и построенными на критическом осмыслении различных точек зрения и подходов.

Именно «сократовская беседа» стала одним из самых свободных и ориентирующихся на самостоятельность и активность самого ученика методов непосредственного общения с педагогом и научения в целом, который получил свое дальнейшее развитие на различных этапах становления дидактики как теории обучения.

Своеобразные подходы к проблеме обучения были выработаны и в теоретических концепциях ученика и последователя Сократа — Платона и ученика Платона — Аристотеля.

Платон (429—348гг. до н.э.). В философской концепции Платона весь окружающий мир разделен на две составляющие — мир вещей и мир идей. В идеальном мире, где расположены души или идеи вещей, т.е. совершенные образцы, которые становятся прообразами реальных предметов, формируются основы мира вещей. Души людей, которые вселяются в телесную оболочку в реальном мире, имеют три составляющие части: разумную, волевую, или страстную, чувственную, или вожделеющую.

По мнению Платона, душа постоянна, неизменна, бессмертна и является хранительницей человеческой нравственности, так как связана с этическими категориями или добродетелями — мудростью, мужеством и умеренностью. При этом волевая и чувственная части души должны подчиняться разуму, что позволяет человеку сделать свое поведение нравственным и соответствующим общим этическим нормам.

Именно благодаря душе человек воспринимает знания, связанные с окружающим миром. По мнению Платона, обучение происходит на основе процесса «припоминания» душой тех сведений, которые она получила в мире идей. Поэтому особую значимость при обучении имел такой психический процесс, как память, которую Платон считал «отпечатком перстня на воске».

Говоря об основных педагогических методах и приемах, Платон особое место отводил игре, которая представляет собой наиболее естественный вид деятельности и охотно выбирается группой сверстников во время свободного времяпрепровождения. Именно в играх дети могли просто и естественно получить необходимые знания и навыки — делить между собой плоды, считать игрушки, знакомиться с устройством оружия, движением войск, хозяйством и т.д. Игры позволяли также определить и поддержать в детях их склонности к определенной деятельности.

В процессе игрового обучения особое внимание следовало уделять целенаправленному наблюдению за детьми и развитию их интереса к познанию, целенаправленному изложению какого-либо информационного материала, освоению различных практических умений и навыков, образованию характера и приобщению к полисным традициям. Кроме этого, в играх закреплялись правила общежития и общения с людьми, которые становились нормой жизни в мире взрослых. Наряду с играми Платон придавал большое значение и собственно обучению. Причем особое внимание он уделял таким дисциплинам, как гимнастика, способствовавшая физическому развитию и совершенствованию человеческого тела, музыка, которая у древних греков была тесно связана как с гимнастикой, так и со словом, риторика и философия. Именно эти предметы составляли основу образовательной программы предлагаемой им идеальной системы государственных учебных заведений.

Аристотель (384 —322 гг. до н.э.).

Философия Аристотеля подразделялась на три основные части:

  • теоретическую (умозрительную), цель которой — знание ради знания;
  • практическую, цель которой — знание ради деятельности;
  • пойетическую (творческую), цель которой — знание ради творчества.

Каждая из этих частей связана с определенной социальной сферой и рассматривается в целом ряде философских трактатов.

Дидактика не выделялась Аристотелем в отдельную науку. Однако идея обучения рассматривалась им достаточно широко — как динамическая трансляция человеческой культуры посредством законодательного подтверждения и передачи знаний, культурных ценностей, норм и правил поведения новым поколениям специально подготовленными воспитателями.

Всесторонне изучив особенности психического развития человека, Аристотель пришел к выводу о важности развития не только эмоциональной, чувственной, но и разумной сферы. При этом он обращал внимание на то, что интеллект эволюционирует в тесной связи с различными психическими процессами, в том числе и восприятием. Поэтому неоднократной критике он подвергал вербальные способы обучения, которые получили наибольшее распространение в афинских учебных заведениях, доказывая необходимость практически рассматривать и исследовать внешний мир, обобщать свой опыт и на основе соответствующих ассоциаций и элементов анализа формулировать понятия различного уровня обобщения.

Аристотель тщательно продумал и логически обосновал программу образования в учебном заведении, которая состояла из четырех основных блоков: пропедевтического (подготовительного), куда входили обучение письму, чтению, грамматика, арифметика, гимнастика, рисование, музыка, элементарные знания логики, навыки логического мышления; основного, предполагавшего получение реальных знаний о материальном мире, окружающем человека, куда входили науки о природе, история, астрономия, математика, метафизика, философия; практического, определявшего освоение нравственных норм и законов, существующих в семье и полисе; творческого, который предполагал освоение знаний, умений и навыков, способствующих практической профессиональной и творческой деятельности, куда входили риторика, поэтика и т.д.

Марк Фабий Квинтилиан (35 — ок. 96 гг. до н.э.) — известный римский оратор, адвокат и педагог, основатель первой в Риме государственной ораторской школы, обобщивший свой педагогический опытов, сочинении «Наставление оратора», состоящем из 12 книг. Давая характеристику этому произведению, можно сказать, что в нем педагогические идеи автора впервые были выстроены в связную и стройную систему. Это было связано с тем, что Квинтилиан в своем трактате рассматривал вопрос о воспитании настоящего оратора, который должен быть гармонично развитой личностью, обладающей всеми лучшими человеческими качествами и добродетелями.

При этом Квинтилиан был сторонником домашнего классического воспитания, так как, по его мнению, присутствие детей в неблагопристойных местах может оказать негативное влияние на их нравственность. Он считал, что родители должны быть полностью ответственными за воспитание собственного ребенка и соответствующим образом его организовывать. В соответствии с практической направленностью римской образовательной системы Квинтилиан предлагал начинать воспитание и обучение ребенка не с момента поступления в школу, а с момента рождения и выстраивать их в соответствии с «постепенностью детского развития». При этом у детей необходимо развивать в первую очередь память и речь, которые являются основой полноценного и эффективного обучения. По мнению Квинтилиана, основным методом обучения должен быть индуктивный путь освоения знаний — от простого к сложному с использованием разнообразных мнемонических приемов.

Римский философ предполагал, что ребенку до 7 лет необходимо овладеть двумя языками — сначала греческим, потом латынью. Причем изучение греческого не должно преобладать над изучением родного языка, так как это могло нанести вред общему развитию ребенка. По мнению Квинтилиана, обучение должно начинаться как можно раньше и в первую очередь в форме игры, которая позволяет ребенку естественно осваивать необходимые сведения.

Однако Квинтилиан не отрицал и общественное воспитание, подчеркивая только, что оно должно дополнять домашнее на более поздних возрастных этапах и основываться на позитивном воздействии на ребенка истинных педагогов и применении принципа агонистики, т. е. соревновательности между учениками. По мнению Квинтилиана, именно в школе закладываются основы человеческого общежития и нравственности. Квинтилиан был сторонником общедоступного для всех римских граждан воспитания и школьного образования.

В программу первоначального школьного обучения Квинтилиан включал целый ряд предметов, среди которых особое место занимали занятия грамматикой и стилем, мораль, начала математики и музыка. Обширность образовательной программы, по мнению автора, была связана с тем, что искусство оратора требует знания многих дисциплин.

Одновременно Квинтилиан выделял в процессе обучения три последовательные стадии:

  • подражание,
  • теоретическое наставление,
  • упражнение.

В качестве основных дидактических приемов организации образовательного процесса Квинтилиан рекомендовал читать литературные произведения с заведомыми просчетами в стиле и ошибками в грамматике, которые должны исправлять ученики, использовать «топологические приемы», связанные с развитием точной памяти, заучивание наизусть специально подобранных образцов, предлагал укреплять дружеские связи между учениками, а также развивать их самостоятельность и самолюбие в процессе учебных соревнований.

В целом, согласно учению Квинтилиана, в каждом ребенке заложена определенная «понятливость», под которой он понимал способность к обучению, нуждающуюся лишь в развитии при определенной помощи со стороны родителей и педагогов и прилежании со стороны самих детей.

Литература

  1. Вернер Й. Пайдейа. — М., 1997.
  2. Вильман О. Дидактика как теория образования в ее отношениях к социологии и истории образования: В 2 т. — М., 1904—1908.
  3. Жураковский Г.Е. Очерки по истории античной педагогики. — М., 1963.
  4. Каптерев П. Ф. Избранные пед. соч. — М., 1982.
  5. Марру А. -И. История воспитания в Античности (Греция). — М., 1998.
  6. Модзалевский JI. Н. Очерк истории воспитания и обучения с древнейших времен до наших дней. — СПб., 2000.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт